Наш адрес:
г. Киев
ул.Шолуденко, д.3
(073) 077-24-18
Перезвонить?
Заказать обратный звонок

Спасибо, Ваша заявка принята.

В ближайшее время менеджер свяжется с Вами.

Главная » Блог » Как захватывали отель Marco Polo в Санкт-Петербурге

Как захватывали отель Marco Polo в Санкт-Петербурге

остиничный бизнес оказался одним из наиболее пострадавших в кризис. Отмена деловых поездок и сокращение числа туристов уронили загрузку гостиниц в среднем на треть, что сразу сказалось на уровне доходов отельеров. Однако потрясения на финансовых рынках оказались не единственной угрозой для гостеприимных бизнесменов. Об угрозе рейдерства и о том, как захватывали отель Marco Polo в Санкт-Петербурге, в интервью РБК daily рассказывает совладелец Marco Polo Hotel Management ВИТАЛИЙ ШПАКОВ.

— О проблеме рейдерства не было слышно уже давно, а сейчас единственный городской отель вашей компании Marco Polo оказался в центре скандала о захвате собственности...

— Да, действительно, в июне прошлого года мы обнаружили, что подверглись рейдерской атаке. Мы — это компания Marco Polo Hotel Management, которой в равных долях владею я, Владимир Набоков и Алексей Камышан. Совместно мы развивали отельный бизнес, который начался с подмосковных resort-объектов, в том числе отелей Foresta. В 2005 году мы создали ЗАО «Марко Поло СПб», на которое были приобретены помещения в здании на Васильевском острове. Там мы в конце 2005 года открыли гостиницу Marco Polo. Основными акционерами «Марко Поло СПб» являются компания Marco Polo Hotel Management и наш партнер Николай Бакин, который также инвестировал в строительство гостиницы. Оставшаяся часть, а именно 25%, принадлежит Виктору Мельнику, который вошел в наш бизнес без денег, потому что привел соинвестора — Николая Бакина. За это он захотел долю в бизнесе, и до апреля 2009 года он был гендиректором компании «Марко Поло СПб». Пока не случилось то, что случилось.

— Что именно произошло?

— В начале июня 2009 года из письма Управления Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленобласти мы узнали, что 12 квартир, принадлежавших до этого «Марко Поло СПб» и составлявших номерной фонд отеля, проданы сторонним компаниям. Позднее выяснилось, что сделки проводил Виктор Мельник в статусе гендиректора ЗАО в феврале—апреле 2009 года. Обычно когда акционерное общество хочет продать что-то из своего имущества, разрешение на сделку дает собрание акционеров. Тем более когда речь идет о продаже единственного дорогостоящего актива акционерного общества. Мы даже не были поставлены в известность, все втихую. Мельник подал в регистрационные органы лишь справку о том, что остальные акционеры якобы не против. Никогда не видел, чтобы госструктуры руководствовались какими-то справками.

— Проясните, пожалуйста, схему продажи отеля в виде квартир...

— Имущественный комплекс гостиницы состоял частично из нежилых помещений, частично из жилых. Это традиционная схема для Петербурга, тем более для его исторического центра. Там недвижимость оформлена в виде квартир, или «меблированных комнат». Скупив несколько лет назад эти квартиры, мы провели ремонт и начали работу в форме отеля. А наш бывший генеральный директор и акционер распродал эти квартиры — номера уже работающего отеля. Причем помимо первой продажи должна была быть вторая очередь перепродаж.

— Известно ли, кто выступал покупателем в этих сделках?

— В феврале договоры купли-продажи на пять квартир подписала компания «Шаг Инвест», зарегистрированная в Москве. Правда, сейчас место ее регистрации изменено на Московскую область. В апрельской сделке участвовала питерская «Нева-Олимп», которая была зарегистрирована в феврале 2009 года, всего за два месяца до этого. Она подписала договоры купли-продажи еще на семь квартир. Нежилое помещение, подвал, было сдано в долгосрочную аренду ЗАО «Технолого-конструкторский центр «Эскорт-2».

— То есть вы потеряли весь отель?

— Да, весь номерной фонд отеля Marco Polo. Общая площадь квартир и подвала составляет около 1,8 тыс. кв. м. Договоры о продаже заключались с рассрочкой на три и пять лет, причем в них четко написано, что проданное имущество не находится в залоге у продавца, несмотря на отсутствие оплаты. То есть фактически Мельник денег еще не получил, а от гарантии оплаты — прав на недвижимость — уже отрекся. Мало того, что Мельник продал все с рассрочкой, так еще и устроил аттракцион невиданной щедрости: квартиры отдавались по цене от 300 тыс. до 800 тыс. руб. Вы где-нибудь видели квартиру, которая бы столько стоила? Тем более в центре Петербурга...

— Вы обратились в правоохранительные органы?

— Естественно. Мы сразу написали заявление в милицию — а что еще делать? Когда машину угоняют — ты же обратишься с заявлением о краже. А здесь целый отель «угнали». Началось следствие по 159-й статье. По закону жанра рейдерства со стороны Мельника началось противостояние: новый генеральный директор «Марко Поло СПб» Александр Семенов в ноябре прошлого года получил письмо из Главного следственного управления при ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти. Из письма следовало, что июльское постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Мельника отменено по требованию заместителя прокурора города Андрея Кикотя.

— А решение о закрытии дела как-то обосновывалось?

— Самое интересное, что городская прокуратура посчитала сделки, прошедшие с нашей недвижимостью, недостаточно крупными. Поясню: по закону об акционерных обществах крупной считается одна или несколько взаимосвязанных сделок, в результате которых приобретается или отчуждается имущество ценой 25% и более от балансовой стоимости активов общества. В требовании зампрокурора, отменявшем возбуждение уголовного дела, продажа 12 квартир была оценена в 5,3 млн руб., или 10,7% от балансовой стоимости активов. В то же время, по официальным оценкам, общая стоимость всех отчужденных квартир составляет 275 млн руб., что значительно превышает 25% от балансовой стоимости активов ЗАО. Она составляет всего 49 млн руб. Решение о закрытии дела нас, мягко говоря, удивило. Факт рейдерства, кражи, мошенничества, превышения полномочий, злоупотребления правом, причинение юридическому лицу значительного ущерба — как хотите это назовите — налицо, а зампрокурора города этого не видит.

— Что происходит сейчас?

— Мы уже почти год плотно занимаемся этим делом. За это время мы обжаловали в Василеостровском районном суде постановление об отмене возбуждения уголовного дела в отношении Мельника. Нашу правоту в кассационной инстанции подтвердил и городской суд Санкт-Петербурга. Помимо этого мы обратились в Совет Федерации, и тот поручил Генпрокуратуре взять дело на контроль.

— А пока отель продолжает работать?

— В настоящий момент все проданное имущество «Марко Поло СПб» арестовано, а в арбитражном суде рассматриваются иски о расторжении сделок купли-продажи недвижимости. Таким образом, мы препятствуем перепродаже недвижимости с одной компании на другую. В то же время сам отель нормально работает, загрузка растет. Мы приняли гостей Петербургского экономического форума — отель был официально аккредитован на мероприятие, да и сезон белых ночей обеспечивает нас туристами.

— Однако прошлой осенью вы подали в петербургский арбитраж заявление о признании «Марко Поло СПб» несостоятельной. Почему вы решили начать процесс банкротства?

— Инициирование процедуры банкротства организации полностью находится в компетенции генерального директора «Марко Поло СПб». Это нормальная процедура в случае, когда юридическое лицо лишилось активов без оплаты и предполагает невозможность исполнения других обязательств. Кроме того, процедура банкротства позволяет отменить сделки, приведшие к банкротству. Поэтому с самого начала мы пошли по стандартному пути банкротства для того, чтобы через арбитраж вернуть имущество. На сегодня решение о признании банкротом еще не вынесено, но, как я уже говорил, мы предпринимаем и другие меры для расторжения сделок и возврата имущества в рамках гражданского судопроизводства.

— С Мельником вы общались после того, как выяснился факт вывода активов?

— Да, один раз. Он мне позвонил в марте, предлагал встретиться. Мы общались в ресторанчике один на один. Я сделал ему единственное, на мой взгляд, разумное предложение: он все возвращает, а мы пишем заявление в милицию, что конфликт урегулирован. Мельник отказался: тема, говорит, уже не моя, я ее отдал за долги. Тогда же на нас вышел некий Алексей Петрухин из Международной общественной организации содействия правоохранительным органам, он же актер отечественного кино. Заявил, что именно он, а не Мельник, имеет реальное влияние на эту ситуацию. Петрухин тоже предложил встретиться — обсудить условия, на которых имущество может вернуться назад. Речь шла о сумме около 1,5 млн долл. От таких переговоров мы отказались, потому что Петрухин за прошлый год был далеко не первый «влиятельный» на ситуацию персонаж. А если каждому такому хорошему человеку дарить по миллиону долларов, то нас, наверное, потомки не простят и окружающие не поймут. Бывший гендиректор устроил аттракцион невиданной щедрости: квартиры в центре Петербурга отдавались по цене от 300 до 800 тыс. руб.

Источник: rbcdaily.ru